“Бороться и искать, найти и не сдаваться”
Ревизору, инспекторубухгалтеру, финансисту

Уроки второй ревизии

И так, после злоключений с новым начальником Облгосстраха я уволился и перешел на работу в Финансовый отдел Горно-Алтайского Облисполкома. См.: Делай, что должно и будь, что будет 

Отдел государственных доходов, в котором я работал, принимал участие в комплексных ревизиях исполнения бюджетов районов. В этот раз мне досталась ревизия Онгудайского сельского совета в части полноты начисления и сбора сельскохозяйственного налога, госпошлины, взносов самообложения и платежей обязательного государственного страхования строений и домашних животных, находящихся в собственности граждан.

Необходимо отметить, что сотрудники органов власти этого района отличались тем, что встречали ревизоров и всякое областное начальство весьма дружелюбно. И выражалось это в том, что гостей из областного центра обильно угощали, не жалея для этого ни местных деликатесов, ни алкогольных напитков. Часто это делалось следующим образом. По приезду проверяющие заселялись в гостиницу и на следующий день «закатав рукава» приступали к работе и целый день трудились «в поте лица своего». В конце рабочего дня они узнавали, что в проверяемом ими коллективе случился праздник – день рождение одного из уважаемых сотрудников. И конечно же именинник и весь дружный коллектив горели желанием оказаться за праздничным столом вместе с приезжим начальством. Отказываться было неудобно, да и скучать в гостинице не хотелось. Гости садились за стол и попадали в центр внимания наравне с именинником. Стол ломился от нехитрых, но весьма вкусных местных яств. Напитки изливались рекой и застолье часто гудело до полуночи. Ну, а утром переусердствовавшие с выпивкой гости лечили свои головы известным всем способом. Для особо падких на такое лечение организовывалось более приватное и более длительное угощение. Ну, а если приезжали давно известные ревизоры с давно известными привычками, то с днями рождений не заморачивались, а устраивали угощение по-простому – отводили в отдельный кабинет, даже в рабочее время, и заботливо наполняли рюмки или стаканы, как только те опустошались. Некоторые ревизоры в конце командировки трезвели от мысли, что работа не продвинулась, тогда как пришло время составлять итоговый документ – акт проверки или ревизии. Ну и в спешке просматривали то, что надо было сделать ранее и не торопясь. Потом «обмывали» завершение ревизии и отбывали в областной центр с актом ревизии, в котором чаще всего всё было чинно и гладко – без нарушений и замечаний.

Отмечу, что написанное выше ко мне не относилось.  Я был только наблюдателем, а свои ревизии проводил как положено, тщательно и без головной боли с похмелья.  Ну, а если и попадал под угощение или сам «угощался», что было редко, то без затяжки и потерь рабочего времени.

И так, ревизия Онгудайского сельского совета началась. В первый же час после начала работы открываем со счетоводом-кассиром железный ящик, в котором хранится остаток собранных денежных средств, пересчитываем наличность, составляем покупюрную ведомость и акт снятия наличности в кассе. Касса по налогам и платежам в этом учреждении ведётся отдельно от кассы бюджетных расходов. Сверяю отчётные данные о суммах, собранных и учтённых в кассе денежных средств, с тем, что сдано в банк согласно выпискам и квитанциям районного отделения Госбанка СССР. Расхождений не установлено.

Далее – длительная работа по контрольному подсчёту общей суммы собранных денег за ревизуемый период. Сейчас не помню за какой период точно – примерно за истекший год после последней ревизии кассы. Наше учреждение - Сельский совет районного центра. Плательщиков много. Требуется просмотреть тысячи корешков (копий) квитанций. Квитанция – документ, подтверждающий факт внесения платежей в кассу сельского совета. В нём указываются Ф.И.О. плательщика, дата внесения денег, наименование и сумма платежа цифрами и прописью. Все квитанции пронумерованы и являются бланками строгого учёта.  Выписываются квитанции под копирку. Первый экземпляр вручается гражданину, копия (корешок) квитанции с тем же номером, что и квитанция, остаётся в сельском совете. Не буду пересказывать в деталях всё то, что делается при просмотре копий корешков и подсчёте суммы, поступившей в кассу. Остановлюсь на том, что в инструкции о проведении ревизий касс сельских советов записано одно из обязательных для соблюдения требований. При обнаружении в корешке квитанции подчисток, помарок, исправлений в сумме платежа, либо иных признаков отклонений от порядка фиксации этой суммы, ревизор обязан провести встречную проверку. Пойти к гражданину, внёсшему платёж   в кассу сельского совета, взять у него квитанцию и сверить сумму платежа, зафиксированную в ней, с той суммой, которая отражена в соответствующем проверяемом корешке квитанции, хранящемся в сельском совете.  

В первых же корешках квитанций обнаруживаю подчистки и следы исправлений суммы платежа. Быстро просматриваю часть других корешков квитанций и вижу, что исправленных очень много. Изучаю также корешки квитанций, прошедшие через предыдущую ревизию и акт этой ревизии. Обнаруживаю, что и в ранее обревизованном периоде много корешков квитанций с исправлениями, однако встречные проверки не проводились и в акте ревизии нарушения не зафиксированы. Сомнений нет в том, что мне попался случай хищения денежных средств из кассы сельского совета.

Вижу, что за мной пристально наблюдают сотрудники учреждения, ответственные за сбор и хранение денежных средств: секретарь сельского совета и счетовод-кассир. Делаю вид, что ничего интересного в просматриваемых документах не заметил. Подбираю несколько корешков квитанций с подчистками и исправлениями и сообщаю, что пошел на обед в местную столовую. А сам иду по адресам, указанным в корешках квитанций, к тем гражданам, которые внесли деньги в кассу. Прошу граждан найти свои квитанции и дать их мне для сверки с корешками квитанций. С самой первой квитанции выявляю расхождения. В корешке квитанции иная сумма, чем в квитанции – существенно меньше.

Например, с гражданина взята госпошлина за регистрацию сделки по купле-продаже автомобиля «Нива».

Примечание: В те времена нотариальные действия в сельской местности, где не было нотариусов, совершались секретарём сельского совета. Потому и госпошлина за совершение нотариальных действий поступала в кассу сельского совета.

В квитанции, хранящейся у гражданина, указана сумма платежа прописью «Сто пять рублей» и цифрами «105 рублей». А в корешке квитанции текстовая и цифровая часть подтёрта «стирашкой» и исправлена на «пять рублей», «5 рублей». Следовательно, счетовод-кассир внесла в кассу и затем сдала в банк не 105, а только 5 рублей. Разница в 100 рублей была присвоена и растрачена на личные цели. Это наиболее показательный пример исправлений, внесённых в корешок квитанции. Чаще всего разница составляла от одного до двадцати рублей.

Далее, изымаю у граждан квитанции, составляю «от руки» акты изъятия произвольной формы.

Возвращаюсь в офис учреждения и исключаю корешки квитанций, хранящиеся в сельском совете, из свободного доступа. Освобождаю для своей работы отдельную комнату, переношу в неё все корешки квитанций и закрываю на замок.  

По нормативным правовым документам копии квитанций должны храниться пять лет. При первом осмотре места хранения корешков квитанций, ещё до начала их проверки, заметил, что в шкафах находятся корешки более, чем за пять лет. При изъятии же обнаружил в наличии корешки только за пять лет. Те, что «старше» пяти лет исчезли. При очередном посещении уличного сортира увидел эти копии квитанций в туалетной яме, вместе с её содержимым. Достать их и использовать для проверки было невозможно.

 Понял, что меня «расшифровали». Срок, охватываемый ревизией, меняю с одного года на пять лет: ровно по наличию сохранившихся корешков квитанций. Сообщаю секретарю сельского совета о моём решении, обосновывая тем, что выявлено при осмотре корешков квитанций и при проведении встречных проверок. Секретарь сельского совета начинает скандалить, обвиняя меня в необоснованных подозрениях. И это при совершенно очевидных примерах того, что я прав. Кстати, такое бывает всегда, когда ревизор выявляет нечто серьёзное.

Срочно сообщаю о случившемся Петрову Борису Алексеевичу, начальнику отдела, и прошу прислать подкрепление. Ревизия за пять лет с множеством встречных проверок требует больших затрат рабочего времени. Борис Алексеевич приезжает ко мне в Онгудай и знакомится с ситуацией на месте. Уезжает обратно в областной центр. Следующее событие - меня вызывают в Горно-Алтайск. Докладываю заведующему Облфинотдела Серебренникову Александру Алексеевичу о том, что выявлено в ревизуемом сельском совете. Подкрепляю доклад демонстрацией нескольких экземпляров квитанций и их копий с отличающимися суммами платежей.

Такие действия моего начальства вызваны тем, что в области на протяжении нескольких лет хищения денежных средств в сельских советах не выявлялись. Тишь и благодать. И среди этой тишины и благодати как удар молнии – хищения в Онгудайском сельском совете на протяжении пяти лет, при восьми проведённых ранее ревизиях. Все восемь ревизий проведены областными ревизорами и ни одна ревизия не выявила хищений. И среди этих ревизоров были весьма авторитетные люди. Например, Сакпачаков Владимир Ильич. Он вначале работал в Облфинотделе и при этом как раз и ревизовал Онгудайский сельский совет. Затем он был заместителем у Серебренникова А.А. в Майминском райфинотделе. И когда Серебренникова А.А. повысили до должности заведующего Облфинотделом, Сакпачаков В.И. был назначен на его место – заведующим Майминским райфинотделом.

Теперь понятно, почему я писал о том, как встречали областных ревизоров в Онгудайском районе? Как будто бы Онгудайский сельский совет мёдом намазан. Восемь областных ревизий за пять лет – это много. В других сельских советах ревизии не проводились по нескольку лет. Я не могу утверждать, что Сакпачаков В.И. сознательно не зафиксировал хищение в акте ревизии. Конечно же, подчистки в корешках квитанций невозможно не заметить – их было много, и они были видны невооруженным глазом.  Вероятно, что он просто-напросто проигнорировал требование инструкции об обязательном проведении встречных проверок при выявлении подчисток и исправлений в корешке квитанции.  

До выезда с докладом в областной центр меня пригласили в Онгудайский райком КПСС и там пытались убедить в том, что я возвожу напраслину на достойных и честных людей. Оказывается, секретарь сельского совета является партийным активистом и членом райкома КПСС. Что, по их мнению, исключает все подозрения о её нечестности.

Кроме того, я узнал, что Серебренникова А.А. с объяснениями вызвали в Обком КПСС. Сигнал из райкома КПСС быстро дошел до вышестоящей инстанции. Потому, отзывая меня временно из командировки, Александр Алексеевич хотел лично убедиться в том, что я не допустил ошибки в выводах о хищении денежных средств.

Кстати, Серебренников А.А. никогда и ни в какой форме не давил на меня в подобных ситуациях. Наоборот, поддерживал и давал возможность доводить дело до полного завершения. И в этот раз мне для продолжения работы продлили командировку и дали в помощь двух специалистов, с которыми мы делали подворный обход и фиксировали отклонения в суммах, указанных в квитанциях и корешках. Всё тщательно задокументировали, подвели итог, составили акт ревизии, к которому приложили множество подлинников и копий документов. За пять лет из кассы сельского совета было похищено около двух с половиной тысяч рублей. В то время это была крупная сумма. Видимо брали из кассы понемногу, в том числе на угощение ревизоров, проведение коллективных вечеринок. Для прикрытия недостачи исправляли записи в копиях квитанций на меньшие суммы. Соответственно, сдавали в банк и отражали в отчётности то, что оставалось после хищений.

Были и другие последствия, которые искажали данные статистического учета и отчётности сельского совета. Земельные участки и строения на подворьях граждан учитывались в похозяйственных книгах. Ежегодно осуществлялся подворный обход, при котором выявляли и ставили на учет лошадей, крупнорогатый скот, свиней, овец и коз, находящихся в собственности граждан. На основании данных о земельных участках начислялся сельскохозяйственный налог. Также, на основании похозяйственных книг, инспектора Госстраха начисляли платежи обязательного страхования строений и сельскохозяйственных животных.  По итогам учётной компании и начисления платежей определялись суммы налога и платежей, подлежащих взиманию с граждан. Отдельно по сельхозналогу и по обязательному страхованию. Это был своеобразный план сбора платежей с населения, выполнение которого тщательно отслеживалось как в течение года, так и по его завершению. И если часть платежей похищалась и не сдавалась в банк, то по сельскому совету возникал недобор платежей от начисленной суммы. Такая недоимка накапливалась из года в год и числилась за Онгудайским сельским советом. Однако, никто не пытался изучить причины её образования. При проведении последующих ревизий мною успешно была использована методика анализа динамики начисления и поступления платежей по нескольким сельским советам для определения тех сельских советов, в которых высока вероятность выявления хищений. В настоящее время это называется оценкой рисков.

  Материалы ревизии были переданы в милицию. По ним возбуждено уголовное дело и проведено расследование по канонам уголовно-процессуального кодекса РСФСР. Приговором суда счетовод-кассир сельского совета признана виновной и наказана в установленном порядке. Секретарь сельского совета избежала наказания, так как, видимо, счетовод-кассир её не выдала. Ну, или, следователь прислушался к доводам райкомовской «крыши» и ничего не сделал для выяснения и фиксации в уголовном деле роли секретаря сельского совета. Тогда как по её поведению во время ревизии и по некоторым другим признакам было понятно, что она как раз и являлась инициатором и организатором хищений государственных средств.  Счетовод-кассир в ходе ревизии вела себя корректно, как подобает дисциплинированному исполнителю. В отличие от её начальницы, которая, как говорят в народе: чует кошка чьё сало съела. Наглость и нападки секретаря сельского совета на ревизора, а также жалобы в райком КПСС исходили из её понимания своей роли и места в номенклатуре Обкома КПСС. Надеялась, что её отобьют и не отдадут «на съедение» ревизорам и следователю. И, видимо, не зря надеялась.

Выводы для ревизоров:

- как и указано на другой странице ревизорских историй (Первая ревизия), ревизор должен стремиться к полному соблюдению требований инструкций по проведению контрольных мероприятий. Жалко, что сейчас вообще нет никаких инструкций и методических указаний по проведению контрольных мероприятий;

- ревизор должен стремиться к установлению разумной дистанции между ним и проверяемыми лицами. Для того, чтобы не попасть в ситуации, когда проверяемые лица получат возможность психологического или иного воздействия на ход контрольного мероприятия и (или) его результаты;

- при выявлении первых признаков существенных нарушений ревизор должен перейти в режим такой работы, который бы защитил контрольные мероприятия и его результаты от возможных незаконных и часто непредсказуемых действий проверяемых лиц против нормального хода контрольного мероприятия. К таким действиям проверяемых лиц относятся уничтожение или подделка документов, психологическое и иное воздействие на ревизоров и других лиц;

- при надлежащем соблюдении инструкции о порядке проведения ревизии кассы сельского совета ревизор должен был при первой же ревизии выявить хищение. И наверняка до уголовного дела не дошло бы. Сумма небольшая, ущерб был бы возмещён. При том разгильдяйстве, допущенном ревизорами при проведении восьми ревизий, ущерб оказался большим и вряд ли был возмещён виновными лицами. То есть пострадали интересы государства.  Важен и человеческий фактор. Счетовод-кассир, жена и мать детей, оказалась за решеткой. Этого могло не быть.

Изложенное выше также можно поставить в ряд примеров, показывающих аморальное разложение лиц, входящих в номенклатуру КПСС, которое происходило в следствии закрытости системы власти, отсутствия конкуренции в политическом поле. См.: Делай, что должно и будь, что будет

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ
"БЮДЖЕТНЫЙ КОНТРОЛЬ"
АВТОР С. И. ЗУБАКИН 
(400 страниц, создано по заказу АНХ и ГС при Президенте России в серии "Образовательные инновации")

Информация об авторе ⇒ О компании
Содержание книги  "Бюджетный контроль "
ВЫСЫЛАЕМ ПОЧТОЙ, ПО ВАШЕЙ ЗАЯВКЕ   ЗАЯВКА

ЦЕНА С ДОСТАВКОЙ - 500 рублей.

Вместе с книгой покупатель получает право на устные и письменные консультации автора книги по вопросам бюджетного контроля.

(телефон автора книги и его электронный адрес будет сообщен после получения заявки)